02.07.2018

ТРАДИЦИЯ ТРЕЗВОСТИ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНСТВА

ТРАДИЦИЯ ТРЕЗВОСТИ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНСТВА

 

Те, кто всерьёз изучают Библию, часто сталкиваются с противоречием в отношении Священного Писания к спиртному. С одной стороны — мы встречаем места, где употребление вина порицается: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше — впоследствии как змей оно укусит и ужалит, как аспид! Глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное!» (Притчи 23.31-33).

С другой стороны, мы видим одобряющие и благословляющие вино высказывания: «Да даст тебе Бог от росы небесной и тука земли, и множество хлеба и вина!» (Бытие, 27.28).

Может ли Священное Писание одновременно и рекомендовать, и осуждать употребление спиртного?
В русском народе есть один священный продукт — это хлеб, с которым связаны множество различных понятий.

Словом «Хлеб» называются и колосья в поле, и собранные зерна, и мука, и готовый испеченный продукт. Таким же священный продуктом, как хлеб для славянских народов, для многих ближневосточных народов был виноград — потому что, если если посмотреть на природу этого бедного водой региона, — мы не увидим никаких других подобных винограду плодов, которые бы столь замечательно вытягивали влагу из засушливой земли, которые давали бы столь питательные продукты и которые были бы так же легки в их обработке и переработке. Поэтому у еврейского народа тоже есть одно родовое слово, которое обозначает все, что связанно с виноградом: и виноградная лоза, и виноградный сок в разных его состояниях (как свежевыжатый сок, так и пьянящий напиток) – всё это обозначается одним объединяющим словом яин.
Кроме того: поскольку в России виноград не выращивался и в русском языке не было такого количества обозначений, связанных с возделыванием винограда,- при переводе священных текстов 13 самых различных понятий переведены как «вино». Из этих 13 терминов лишь 3 имеют отношение к алкоголю, а 10 относятся к разным способам сохранения виноградного сока.

Владимир Богоявленский, который в начале двадцатого века возглавлял главные кафедры русской православной церкви (Московскую, Петербуржскую, Киевскую), в докладе, сделанном им в 1912 году, объясняет, что в Библии нет противоречий или двух разных мнений касательно алкоголя: «Одним словом «вино» в славянских переводах писаний обозначается как перебродивший, так и обычный виноградный сок. И когда мы встречаем одобряющие слова о вине, — речь идет о неперебродившем виноградном соке; а там, где мы видим проклятия и запреты на употребление вина — речь идет о алкогольном вине. Например: в книге пророка Иеремия, в 48 главе мы читаем: «Я положу конец вину в топчивах; не будут более топтать в них с песнями«. Очевидно, что в топчивах — в ножном виноградном прессе — не могло находиться алкогольное вино, там мог находится только свежевыжатый сок, который только что выжат из винограда».

«Точный перевод терминов приводит нас к выводу, что в Библии нет ни одного места, где бы благословлялось спиртное. Наоборот: Библия — это книга о трезвости; о том, что даже однократный прием хмельного напитка приводит к очень печальным последствиям, что очень наглядно показано на примере ряда библейских персонажей, которые, один раз отведав пьянящий напиток, потом всю жизнь замаливали свои вызванные последствиями употребления алкоголя грехи у Господа Бога» — Протоиерей Илья Шугаев.

Согласно традиционным представлениям, употребление вина было характерной чертой древней Греции и древнего Рима. И это действительно так. С одной очень серьёзной поправкой: для нас с вами вино — это алкогольный напиток, содержащий в себе продукты брожения (спирт), тогда как для греков вином, в первую очередь, был виноградный сок, не подвергавшийся какой-либо дополнительной обработке.

Распространенное заблуждение о том, что в древности люди пили только алкогольное вино базируется на предубеждении, что в те временна якобы было невозможно сохранить виноградный сок на длительный срок иным способом, кроме как сбраживанием.
Но из истории древнего Рима (как минимум, эпохи элинизма), известно, что сохранение виноградного сока без сбраживания было широко распространённым процессом: его просто выпаривали на огне до состояния сиропа.

Древнеримской автор Луций Колумелла в своем трактате «О земледелии» объясняет: «Люди помещают муст (виноградный свежевыжатый сок) в свинцовые сосуды и путем кипячения уменьшают его на четверть, а то и на треть».

Генди Хомес (американский исследователь в Констатинополе) пишет: «Простой виноградный сок без прибавления каких-либо нейтрализующих средств против окисления, в результате кипячения в течении четырех — пяти часов уменьшается на одну четвертую своего объема. После кипячения его вливают в глиняные емкости и плотно закрывают кожей, чтобы не было доступа воздуха. Поскольку он не имеет никакого опьяняющего свойства, его свободно употребляют как мусульмане, так и христиане. Некоторые кувшины, которые я лично держал в руках, уже сохранялись в течение двух лет, не испытывая никакого изменения«.
Другим способом сохранения виноградного сока было его сбраживание, но у людей того времени стояла задача именно сохранить полезный продукт, а не создать пьянящее изделие. Этиловый спирт, образующийся в соке при брожении, был лишь консервирующим элементом. Для уменьшения концентрации алкоголя в вине, чтобы избавить его от одурманивающих свойств, вино разбавляли.

Во время раскопок находили не только сосуды для вина, но и сосуды для смешивания вина. Существовали даже специальные места, где проходил процесс смешивания вина с водой.

У древних авторов мы находим упоминание о существовавшей в их времена традиции разбавления перебродивших вин в необходимой пропорции. Согласно Гомеру, вино требует 20 частей воды на одну часть вина. Гиппократ тоже считал 20 частей воды на одну часть вина приемлемым для употребления напитком. Содержание спирта в разведённом в этой пропорции вине – меньше, чем даже в кефире.

Древнегреческий писатель Плутарх ( живный в 1-2 в н.э.) в трактате о Димитрии и Антонии пишет: «В те времена спартанцы напаивали рабов несмешанным вином и потом приводили их на пиры, чтобы показать молодым, что такое опьянение«. Но следом он добавляет: «Исправлять одних людей ценой развращения других, на наш взгляд, бесчеловечно и вредно для государства«.

Из этой цитаты Плутарха мы видим, что вино употреблялось только в разбавленном виде и в такой степени, что молодые спартанцы никогда не видели пьяных взрослых. Поскольку здоровье сознания, так же, как и здоровье телесное в те времена было возведено в культ — употребление неразбавленного вина кормящими женщинами в древней Греции наказывалось смертной казнью.

В еврейском народе сброженое вино также употреблялось исключительно в разбавленном виде.
К сожалению, даже в современной церковной среде существует ряд заблуждений, основанных на неправильном понимании писаний, с помощью которых некоторые пытаются оправдать употребление алкоголя. Чаще всего приводятся такие примеры: в 103 псалме Давида из Ветхого Завета сказано, что «вино веселит сердце человека»; первое чудо, описанное в Евангелии от Иоанна (2.1-11) гласит, что Иисус Христос превратил воду в вино; и, наконец, в 1-м послании Тимофея (6.23) Апостол Павел рекомендует Апостолу Тимофею употреблять немного вина.

Что же стоит за этой фразой в 103 псалме, когда Давид говорит, что «вино веселит сердце человека»? На самом деле, в этом псалме прославляется творение Бога. Давид, обведя взглядом его окружающий мир, произносит: «Как прекрасно сотворил мир Господь!”. И упоминает три священных продукта: хлеб, который укрепляет сердце человека, елей, которым можно умаслиться, вино, которое веселит сердце человека.

Выражая благодарность Господу, псалмопевец Давид описывает природу вокруг себя и словом вино называет виноградную лозу, которая веселит его сердце. Почему веселит? — Потому что сердце человека благодарит Бога за этот замечательной благодатный продукт, которым питается еврейский народ. Было бы не правильно трактовать этот текст, предполагая, что сердце пророка Давида наполняется весельем от опьянения.

Хотя Иисус никогда не упоминал о необходимости пить алкогольную отраву для приобщения к Богу, некоторые оправдывают употребление вина, ссылаясь на случай, описанный в Евангелии (Ин. 2:10): Иисус, бывший среди пирующих на браке в Кане Галилейской, превратил воду из шести каменных водоносов в хорошее вино. Однако Бог никогда не желал, чтобы человек употреблял вино, которое опьяняет. «Хорошее вино», которое Иисус сделал в Кане, было хорошим не из-за высокого содержания в нем алкоголя, а потому что это был свежий несброженный виноградный сок! Именно на это указывает прилагательное kalos, употребленное для описания этого вина, что означает «нравственно превосходный»!

Это подтверждается как внешними, так и внутренними доказательствами. Внешние доказательства – это свидетельства современников, таких писателей того времени, как Плутарх, Плиний, которые называют хорошими те вина, которые «не опьяняют, не воспламеняют мозг и не влияют на ум или страсти». Внутренние доказательства — это нравственные соображения, по которым Христос не мог произвести 450-600 л алкогольного напитка. Ведь не мог же он желать того, чтобы мужчины, женщины и дети, собравшиеся на брачный пир в Кане, напились допьяна!
«Господь не мог находиться в собрании, где предаются греху. Думать, что он оставался там и, тем более, что Он был причиной их опьянения — это абсолютное кощунство!» — Протоиерей Илья Шугаев.

Еще одним распространённым примером из Библии, якобы оправдывающим приём алкоголя, является совет Апостола Павла предававшемуся аскетическим подвигам Тимофею: «Впредь пей не одну только воду; от немощей твоих телесных употребляй так же немного вина!» (1 Тим 5:23). Но в этом месте используется термин, говорящий не о вине, опьяняющем человека и человеческий ум, а именно о самом винограде и его свежевыжатом соке как о целебном продукте, который даёт человеку силу для жизни, который является лекарством от человеческой немощи. Этому находится множество подтверждений в письменных свидетельствах того времени, говорящих об употреблении в древнем мире неперебродившего безалкогольного вина для медицинских целей. Древний историк Афанасий в трактате «Званный обед» пишет: «Пусть он пьет сладкое вино, разбавленное водой, или подогретое, ибо это хорошо, так как сладкое вино не опьяняет«. Здесь мы видим совет, который поразительно подобен совету Апостола Павла.

Все пьяницы глубоко убеждены, что, поскольку в церкви причащают вином – то можно пить так же и пиво, и водку. Но к вере и к церкви алкоголь не имеет никакого отношения вообще.

Согласно традиционным церковным канонам, для причастия используется разбавленное вино, причём разбавляется оно дважды. Первый раз оно разбавляется холодной водой во время приготовления к службе. Второй раз – «теплотой», то есть — горячей водой, непосредственно перед причастием. Такое разбавление вина в должных пропорциях лишает его всех опьяняющих свойств даже в том случае, если для этого используется перебродивший, а не сохранённый с помощью упаривания его на четверть виноградный сок.

К сожалению, алкоголь уже так прочно вошёл в жизнь христиан, что некоторые из них называют людей, полностью воздерживающихся от употребления спиртного еретиками, сектантами, «богоотступниками».

Даже священнослужители по своему невежеству порой прямо или же косвенно способствуют спаиванию населения. «Не вино худо, но его злоупотребление. Не пить запрещено… Вино есть Божие дело…» – это, фактически, прямой призыв к пьянству, помещенный в сборнике «Исцеление от пьянства» Издательства Московской Патриархии (ООО «Алина Лтд», 1997 г., с. 3.)

«Не презирай вина, но презирай пьянство!» – это поучение «Из Святых Отец», помещенное на отрывном листке «православного» календаря от 29 (16) апреля 1998 года.

«Православный» врач А.А. Алифанов, ссылаясь на «первое чудо, которое сотворил Господь», превратив воду в вино, в своей книге «Очищение через пост» (СПб., 1997, с. 48-51), поучает: «Как врач, я могу только одобрить умеренный прием вина хорошего качества, как общеукрепляющее при слабости и ряде болезней в периоде выздоровления… В тяжелых случаях невроза, навязчивости, бессонницы непьющим людям можно провести даже курсы: прием подходящей дозы алкоголя каждый вечер в течение 10–15 дней. Подбор подходящих средств осуществляется, конечно, опытным путем – однако не увлекайтесь: успокаивающий и противотревожный эффект алкоголя проявляется только при малых дозах. Передозировка вызывает побочные эффекты, связанные с интоксикацией».

Но, как подчёркивал граф Лев Николаевич Толстой, «От пива хочется вина, от вина хочется водки – так же, как маленькая кража тянет к большой!». Поэтому все апостольские правила говорят о необходимости полного воздержания от употребления алкоголя.

«Вино лишает человека способности сохранить ум в трезвости. Связанный действием вина, он увлекается в пропасть греховную… В одно мгновение погибают плоды долговременного подвига, потому что Святой Дух отступает от оскверненного грехом. Вот почему сказал преподобный Исаия, египетский отшельник, что любящие вино никогда не сподобятся духовных дарований! Эти дарования, чтоб пребыть в человеке, требуют постоянной чистоты, возможной только при непрерывной трезвенности» — Святитель Игнатий (Брянчаннинов).

«В книге «Левит» Бог говорит основателю Ветхозаветного первосвященства Аарону: «Когда ты входишь в храм, ты не должен употреблять вина во веке веков!». Для чего? – «Для того, чтобы отличать священное от не-священного!». Священник всегда должен быть трезвым. В том числе потому, что священника могут в любой момент вызвать к умирающему человеку, чтобы напутствовать его в мир иной. А для священника является смертным грехом в нетрезвом состоянии заходить в алтарь, тем более — брать святые дары и идти причащать человека.

Священные Писания объясняют подробно, на многих примерах, чем страшно опьянение: даже в небольшом опьянении человек утрачивает чувство присутствия Бога, утрачивает свою связь с Ним. Он перестает отличать чистое от не чистого, священное от не-священного. Он не может общаться с Богом, а потерять общение с Богом – самое страшное, что может произойти с человеком.

И если кто-то из священников или мирян этого по какой-то причине не знает и может сказать, что надо употреблять вино, ссылаясь на тот или иной текст Священного Писания — в таком случае он просто показывает своё непонимание текстов Священных Писаний, пытаясь оправдать свое личное отношение к этому веществу. К церковной позиции оно не имеет никакого отношения!» — Протоиерей Игорь Бачинин.

В Православном Христианстве традиция трезвости была заложена преподобным Сергием и продолжалась на протяжении трёх веков. Её более подробно обосновал и развил преподобный Иосиф Володский, который подчёркивал отношение православного христианства касательно пьянящих напитков: «Если что и писано (в церковных уставах других стран – примечание автора), что инокам разрешается пить вино и иметь вино в монастырях, то в Русской земле — другой обычай и другой закон! Не подобает нам иметь в обители пития, от которого бывает пьянство!”.

Мысли преподобного Иосифа Володского стали основой церковных правил, которые были приняты отцами церкви на Стоглавом Соборе, утверждавшем отказ от спиртного как строгое правило для монастырей и норму благочестия для всех христиан. Но вследствие реформ патриарха Никона в 17-м веке в русских монастырях типиконы (уставы, которые были приняты основателями русских монастырей), были замещены на греческие, и старые уставы, содержащие главы о трезвости, были забыты. Существующий сегодня церковный устав просто повторяет те византийские обычаи, в которых употребление вина допускалось (при этом не упоминая – какого). И это не могло не отразиться на отношениях людей с Богом, на жизни страны. Поэтому Святитель Игнатий Брянчанинов говорил, что возрождение трезвости в монастырях — это одна из самых насущных задач (ведь «рыба гниёт с головы»): «В России существенно важно устранение вина из обителей. Это всегда понимали все благоразумные и благочестивые настоятели… И тщетными останутся все усилия кого бы то ни было, если постановления Святых Отцов относительно монастырей не будут восстановлены во всей полноте!”.

Комментируя слова апостола Павла «Не упивайтесь вином, в нем же есть блуд!«, Святитель Феофан Затворник говорит: «»Не упивайтесь вином!«- говорит Апостол. Но как положить меру, с которой начинается упивание? Христианам скорей всего идет «совсем не пейте!”. Огонь в кровь влагается и малым количеством вина. И прибывши от того развеселение плотское, развивает мысли порочные и расшатывает нравственную крепость. Итак, строго судя, винопитие совсем должно быть изгнано из употребления из среды христиан!».

 

Об этом же говорят и современные служители Церкви:
«Если после Великой Отечественной Войны у нас не было ни одной семьи, которая так или иначе с ней не соприкоснулась (кто-то воевал, кто-то погиб, кто-то был ранен, кто-то трудился в тылу — все так или иначе были участниками этой войны) то сейчас, в настоящее время, у нас нет ни одной российской семьи, которая так или иначе не столкнулась бы с этой проблемой. Алкоголизм, алкоголизация является войной против нашего с вами народа. Разрушенные семьи, брошенные дети — все они так или иначе связаны с этой проблемой.

Алкоголь — это самый страшный враг детства; он так же — самый разрушительный враг для семьи. Большинство разводов совершаются на почве пьянства одного из родителей. 95% детей-сирот при живых родителях — это социальные сироты, — дети, родителей которых лишили родительских прав за пьянство и алкоголизм. То есть, дети в пьющей семье страдают больше всего. Хотя пьющие родители этого и не понимают. Поэтому все дети хотят, чтобы их родители жили трезво. «Мама, не пей!», » Папа, не пей!» — это самая распространенная просьба детей в таких семьях.

Те люди, которые торгуют спиртным — либо не имеют совести, либо они свою совесть пропили, либо они не имеют понятия, что таковая существует вообще. Такому человеку хотелось бы напомнить слова из Священного Писания: «Кто соблазнит одного из малых сих, тому в день страшного суда лучше было бы, если бы ему повесили на шею мельничный жернов и утопили в пучине морской!”. Никто на Земле не живет долго, и рано или поздно мы пред Богом предстанем и будем отвечать за свою жизнь.

В принятой в 1914 году концепции Русской Православной Церкви по утверждению трезвости, отмечено, что каждый христианин обязан быть примером трезвого образа жизни. И для нас этот документ, принятый священноначалием нашей церкви, является руководством для действия: все мы должны быть примером трезвой жизни!

Сейчас об этом уже мало кто знает, но в конце XIX, в начале XX веков в России развернулось мощное трезвенническое движение, в котором участвовали тысячи людей по всей стране; которое было активно поддержано церковью. Было организовано около 2000 обществ трезвости, которые насчитывали более полумиллиона членов. В настоящий момент я являюсь председателем нашего Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение», которое в настоящее время объединяет около трехсот обществ трезвости, находящихся в 109 епархиях РПЦ. И люди, которые приняли для себя решение, что они будут жить трезво, — это те люди, которые хорошо понимают, о что притыкается наше Отечество.

«Трезвость — это, в первую очередь, наша христианская нравственная добродетель и необходимое условие для нашего Спасения! В настоящее время трезвая жизнь является той спасительной соломинкой, той помощью, которая необходима нашему с вами народу для того, чтобы понять и осознать основополагающие духовные истины, да и вообще сохраниться как народу, как нации, сохранить свое самосознание, свою государственность, сохранить своих детей, свое будущее,- сохраниться народу, как таковому!» — Протоиерей Игорь Бачинин.

«Бывает, меня приглашают в школу и перед тем, как прийти, я прошу педагога чтобы дети записали на бумажках все те вопросы, которые они хотели бы задать мне – им задать их так легче. И я заметил, что даже не важно какой это класс, примерно почти все вопросы связаны с алкоголем: пьющий отец, пьющая мать… Души детей переживают, как помочь родителям… Согласно исследованиям, 60% детей в пьющих семьях подвергаются насилию. Большее 90% детей в детских домах — это дети родителей, лишенных родительских прав из-за спиртного. По статистике: 40% выпускников детдомов попадают в тюрьму, 40% — становятся алкоголиками или наркоманами, 10% — кончают жизнь самоубийством, и только 10% находят в себе силы начать нормальную жизнь. Проблема закл

ючается в том, что алкоголь сегодня уже не воспринимается обществом как серьезное зло. Сколько людей еще должно погибнуть? Сколько семей распасться? Сколько еще детей должно попасть в детские дома, чтобы мы задумались, какую опасность несет в себе алкоголь? Единственное, что я могу посоветовать детям – «Не будьте сами сопричастны к спиртному!«» — Епископ Глазовский и Игринский Виктор.

«Дети начинают пи

ть, глядя на взрослых. Именно в этом и состоит соблазн — в том, что дети никогда бы не узнали об алкоголе без взрослых. Через взрослых дети впервые знакомятся с грехом. Истинный православный христианин – тот, кто руководствуется духом любви, кто не может остаться в стороне, кто не может быть равнодушным; кто будет подавать пример правильной жизни всегда и везде. Если священник будет пить в меру — то какие-то прихожане тоже будут пить в меру. А те, которые в меру пить не могут — будут пить в меру и запивать эту «меру» другой, глядя на него. И он для них будет искушением. Вот чтобы не искушать малых сих, священники должны подавать пример полной трезвости. Именно этому нас и учили Апостолы: «Если брат мой изнемогает — век не буду есть мяса и пить вина!» — Протоиерей Григорий Григорьев.

«Если, таким образом, я знаю, что весь народ, среди которого я живу, тяжело страдает от какого-нибудь бедствия, то любовь обязывает меня сделать всё, что я только могу предпринять к устранению бедствий, и прежде всего — употребить то средство, которое может быть наиболее действенным. А самое действительное средство против алкоголя — как в отношении общественного оздоровления, так и уврачевания отдельных его жертв есть совершенное отречение от употребления спиртного!» — Священномученик Владимир Богоявленский.

«Итак, трезвость пусть будет священной и обязательной для всех служащих алтарю Господню! Прежде всего, всякий пусть будет сам благим примером трезвости. Ведь никто не родился пьяницей, а пьяницами делались, начиная только с «умеренного» и «разумного» выпивания» — Священномученик Андроник Никольский.

«Поэтому моя задача, как священнослужителя, — возродить древнюю православную традицию чистоты. В том числе, неотъемлемой частью православной культуры была культура трезвости. Трезвость – это одно из самых деятельных проявлений любви к окружающим людям!» — Протоиерей Илья Шугаев.

(Фрагмент книги «Пропуск в третье тысячелетие», книгу можно скачать на сайте usanin.info)

Добавить комментарий